Вернуться наверх

Феномен дружбы

Возможно вас заинтересует также

11.02.2013 12:08
«Carus, или Тот, кто дорог своим друзьям» СПб.: 2013
«Carus, или Тот, кто дорог своим друзьям» СПб.: 2013

Русский перевод романа «Carus, или Тот, кто дорог своим друзьям» СПб.: 2013, вышел на французском языке более сорока лет тому назад, в далеком 1979 году однако все еще остается актуальным. Книга написана в так называемом жанре «калейдоскопическое письмо», которое описываясь в форме дневникового повествования, характерно хаотической сменой сцен, сюжетных линий и повествований. Автор книги Паскаль Киньяр известный французский прозаик, эссеист, переводчик, лауреат Гонкуровской премии. Книга в свое время даже удостоена Премии французской критики.

Книга Киньяра повествует о группе друзей, которые объединены вокруг эстетического, изящного, возвышенного. Прежде всего, вокруг музыки. Кстати сам Киньяр, кроме писательской деятельности увлекается и музыкой и даже, на протяжении десяти лет, руководил Международным фестивалем оперы и театра барокко в Версале. Центральной фигур является некий музыкант А. находящийся не только в состоянии болезни, но и в состоянии меланхолии, уныния, опустошенности, эпистемологического кризиса и экзистенциальной растерянности. Автор пытается показать процесс «вытаскивания» из подобно состояния главного персонажа его самыми лучшими друзьями: библиофилом, знатоком грамматики, профессором-филологом и музыковедом, которые, наряду с семьей, пытаются вернуть его к жизни, пытаясь своими словами и делами вдохнуть в него ту, некогда былую, энергию которой он обладал в прошлом. Ведя на протяжении года дневник и записывая в него как значимые, так и совершенно банальные вещи главный персонаж А. показывает, как может измениться судьба если рядом находятся родственные души.

Книга «Carus» говорит о феномене дружбы. Еще когда-то Цицерон сказал, что без настоящей дружбы – жизнь ничто, а Сократ отметил, что без дружбы никакое общение не имеет ценности. В связи с тем, что книга написана, в тот момент, когда идеи экзистенциальной философии все еще теплились в умах французов, многие мысли находящиеся в тексте имеют свою актуальность. По большей части атеистически настроенная мысль экзистенциальных философов Франции пыталась не только сделать ударение на иррациональности человеческого бытия, но и найти выход из депрессивного/меланхолического состояния, в которое попал отдельный индивидуум. Если быть предельно честными, то экзистенциализм – это не просто философия, а как бы культурное явление, которое показывают эмоциональное и духовное положение европейского человека, а также его психологическую ситуацию со всеми ее психологическими, эпистемологическими  и онтологическими трудностями. Человек, согласно экзистенциализму, постоянно находится в периоде становления, а потому постоянно переживает кризис: тревогу, отчаяние, отчуждение, страх, внутренний конфликт, поиск самого себе и т.д.

Читая книгу не возможно не заметить те интеллектуальные диалоги, которые ведет этот условный кружек эрудитов в который в процессе жизненных пересечений входит и главный персонаж. Волею не волею читающий приобщает себя к тем дискуссиям в которых участвуют друзья музыканта и к тем вопросам, которыми они задаются. Кроме того обыденных дел, от которых никуда не деться, главный герой А., вместе с друзьями, которым он действительно дорог, постоянно размышляет о самых разных вещах, представляющихся важными для него. Вот почему настоящие друзья могут говорить обо всем на свете. Наверное на то они и друзья. Они говорят об отрешенности (с. 112), любви (с. 120), идеологии (с. 123), морали (с. 162), религии (с. 169), о природе языка (с. 181) и его безупречности (с. 267), смерти (с. 199; 300-302), абсурде и бессмыслице (с. 208-209), языке и Боге (с. 230), языке и бреде (с. 281), о том, кого стоит считать ученым (с. 237), о счастье несчастных людей (с. 150), о книгах (с. 221), о словарях, которые претендуют на точность определения (с. 383), о наготе (с. 263), о том, что «функция одежды в том, чтобы усиливать желание» (с. 264) и конечно же дружбе, как таковой (с. 273).

Какими бы сложными не были вопросы, друзья всегда готовы говорить о них в любое время. Как вам такие темы для застолья: «ни одну мысль на свете нельзя назвать необходимой» (с. 282), «мысль неотделима от слова» (с. 253). Смогли бы вы в потоке дневной суеты вдруг обсудить педагогическую проблематику и прийти к выводу, что «преподавать еще не значит учить. Тот, кто преподает, иногда просто ничего не знает» (с. 198)? Как бы старинно это ни звучало, однако экзистенциализм в книге Киньяра сталкивается не с проблемой отсутствия смысла как такового, а с проблемой наличия множества смыслов. В диалоге друзей всплывает мысль о том, что  сегодня уже «жаловаться следует не столько на отсутствие смысла, сколько на избыточность объяснений» (с. 100).

В названии книги используется слово Carus, которое происходит от древнегреческого слова κάρος  (karos, “глубокий сон”). Это слово часто используется в медицине, как указывающее на коматозное состояние с присущей ему бесчувственностью. Кάρος  может быть понят как и: апатичность, вялость, ступор, летаргия. Иными словами это состояние, в которое человек, чаще всего попадает в связи со стечением тех или иных жизненных обстоятельств или в связи с той философией жизни, которую он попадает. Киньяр своим романом как бы хочет сказать читателю, что в период столкновения с тотальной абсурдностью бытия можно пойти двумя путями. Можно последовать сартровской «Тошноте» (первоначальное название «Меланхолия»), кстати, написанной также в форме дневниковых записей и отражающей сознание главного героя. Можно подобно Антуану Рокантену прийти к мыслям о том, что лучший выход из своего тотального одиночества в чужом и абсурдном мире  покончить жизнь самоубийством. С другой стороны можно последовать герою по имени А. в версии Киньяра, который говорит о том, что «скрываться в обостряющемся страдании, может быть (даже) надежнее, чем прибегать к средствам, которые облегчают его лишь на краткий миг» (с. 304). Автор предлагает выход в дружбе, так как именно друзья помогают нам удерживать голову над водой (с. 301). И хотя на теоретическом уровне герои романа пытаются подорвать и деконструировать феномен дружбы, бросая такие фразы, как: «вынужденная взаимность может разрушить дружбу» (с. 310), «учтивость и дружба – это категории мертвых времен» (с. 311), все же на практическом уровне, сами наверное того и не осознавая, воплощают написанное в библейской книге Притч Соломона: «друг любит во всякое время и, как брат, явится во время несчастья» (Пр. 17:17).

В заключении вспомним следующую мысль из книги: «в наше время, когда выходят сотни тысяч книг, единственное, что не издается,  это книги для чтения» (с. 219). Книга Киньяра остается одной из тех, которые с первого взгляда выглядят как очередной бульварный роман, однако взяв ее в руки, начав читать и наткнувшись хотя бы на беседу лингвиста и музыканта, все таки понимаешь, что это литература, которую с уверенностью можно отнести к, пускай и художественному, но все же, интеллектуальному чтиву. Тем, кто любит убивать свое время я советовал бы сделать себе чаю, поудобней устроиться в кресле, завернуться в плед и начать читать Carus. Да, кстати, разве можно убить время, читая книгу того, учителями философии которого были сами Эмманюэль Левинас и Поль Рикер? Разве можно считать не актуальной книгу в которой поднимается тема дружбы, забытая столь многими в нашем эгоцентрическом мире? Более чем уверен, что после прочтения романа читатель удостоверится, что не напрасно потратил свое время, сам задастся рядом философских вопрос, обязательно задумается о роли друзей в своей жизни и ком-то, кто и из его окружения нуждается в его дружбе?

Анатолий Денисенко
2136
0

Оставьте свой комментарий